Долина Магов
Форма входа
Логин:
Пароль:
Реклама


Альбомы
История русского рока [4]
Поиск
Главная » Статьи » Свитки иных миров » История русского рока

Александр Башлачев (СашБаш).
В силу своей любви к русскому року (впрочем, не только к русскому, и не только року), я занимаюсь изучением истории рок-н-ролла и музыки вообще. Хочу поделиться информацией с жителями мира ХВМ и написать несколько статей про людей сделавший русский рок таким, какой он есть, про тех, кого мы слушаем, помним и любим.

Александр Башлачев (СашБаш)

Александр Башлачев (извесный также как СашБаш) один из самых самобытных и загадочных представителей русского рока. Журналист, выпускник Уральского университета, поэт, он предпочел журналистской карьере трудную, опасную и свободную жизнь бродя-чего певца: «…из города в город, из дома в дом, по квартирам чужих друзей…» Создал за эти считанные годы (1984-1986 гг.) около шестидесяти песен, хотя некоторые — «Ванюша», «Егор Ермолаевич» — и песнями-то не назовешь, скорее это былины. Он необычный рокер, скорее бард, но с той бесшабашностью и любовью к рок-н-роллу которым многие могут позавидовать. Его замечательные стихи, удалые, скоморошьи — бесшабашные, то вдруг какие-то резкие, непримиримые, но всегда искренние, с невероятной болью и трагизмом.
Он говорил: "Вы думаете, что вы хорошие, но это оттого, что давно не смотрели в зеркало. Я ставлю его перед вами — смотрите! Покаяние приведет вас к очищению и правде".

Краткая биография:
— Родился Александр Башлачев в Череповце 27 мая 1960. В 1977—1978 работал художником на Череповецком металлургическом комбинате. В 1978—1983 учился в УрГУ, факультет журналистики. Позднее работал журналистом в местной газете
— В сентябре 1984 г. в Череповце на квартире Леонида Парфенова познакомился с Артемием Троицким, по приглашению которого отыграл серию квартирников в Москве и Ленинграде.
— Осенью 1984 уехал из Череповца сначала в Москву, затем в Ленинград.
— 1985, март — состоялось первое публичное выступление в Ленинграде вместе с Юрием Шевчуком в зале медицинского училища (запись этого концерта была издана под названием «Кочегарка»).
— На следующий год окончательно поселился в Ленинграде. Там он вступил в Рок-клуб, работал в котельной «Камчатка»
— 1984-1986 г. — играл бесчисленные квартирные концерты в Москве, Питере, Новосибирске и прочих городах отечества
— 1985 г. — на студии Леши Вишни в Ленинграде записал альбом "Третья столица"
— 1986 г., апрель — запись на домашней студии А.Липницкого на Николиной горе альбома "Вечный Пост".
— 1987 г. На Пятом Ленинградском фестивале (июнь 1987 г.) получил приз «Надежда».
— 1988 г. — серия концертов в Москве.

В то время совместные квартирные концерты БГ, Цоя, Кинчева, Майка, Башлачева были обыденным явлением. Загнанные в подполье деятели рок-культуры были вынуждены уйти с больших площадок, что, впрочем, никак не сказывалось на их популярности. Рок-сообщество старалось держаться вместе, помогать друг другу, как одна большая семья.

“Мы жили с ним в Череповце, я 2 месяца там был, и общались почти каждый день. Помню, как мы читали с ним по ночам Хлебникова, Сашу Черного, Мандельштама, слушали музыку — Гребенщикова, того же, — всевозможную российскую рок-н-ролльную музыку: "Россияне", Высоцкий... Ну, то есть, очень много было таких разговоров кухонных, шатаний ночных по городу, бесед.” — из интервью Ю. Шевчука (ДДТ).
“Это было единое поле — поле общения, поле электрического напряжения, как угодно. Питер был очень живым городом — чтобы убедиться в этом, достаточно было пройтись, допустим, по Невскому и поздороваться со всеми встреченными на этом пути гражданами типа того же БГ, Тимура Новикова, Сергея Курехина или Виктора Цоя, которые никак не являлись звездами, а были просто людьми, себе в оттяг занимавшиеся тем, что потом стали называть рок-музыкой или артом.” (Из воспоминаний его жены)
В 1984 году Башлачев устроился на работу в знаменитую котельную "Камчатка" во дворе 29-го дома по Зверинской улице. Боязнь загреметь рабочим на завод, где пришлось бы пахать от звонка до звонка, приводила многих рок музыкантов к начальнику "Камчатки" Анатолию Соколкову. Именно в стенах "Камчатки" иностранцы поражались игре Башлачева на пустой "беломорине", как на губной гармошке. Именно там кто-то из приходящих придумал прозвище СашБаш. "Работали мы тогда впятером: Цой, художник Олег Котельников, Башлачев "на подвесе" Начальник и я. Кумиром всей кочегарки был Башлачев". (Из воспоминаний Сергея Фирсова)
“Песню надо жить, ее нельзя петь, ее нужно прожить. Каждую песню надо оправдать жизнью. Если ты поешь о своей любви, то не ври, ты люби! Поешь о своем отношении к обществу, то ты так и живи. Понимаешь? Песню надо обязательно прожить. А все остальное — это просто спекуляция.” (из интервью с Алексеем Шипенко и Борисом Юхановым, Москва, 1986 год.)
Он творил легко и непринужденно, как настоящий поэт:
“Главное, чтобы пела душа. А там будет видно, какая твоя душа. Ты не думай о том, как это — петь, заставь петь свою душу, и все. Как бы она ни спела, это окажется верным. Если она будет брать чистые ноты, и ты не будешь ей мешать.” (из интервью с Борисом Юхановым, Ленинград, конец 1986 г.)

Дискография:
1985 Кочегарка
1985 Третья столица
1985 Время колокольчиков
1986 Лихо 1
1986 Лихо 2
1986 Вечный пост
1988 Посошок

Музыка и песни СашБаша сильно отличались от существовавшего в те годы русского рока. Это был скорее бардовский стиль исполнения Высоцкого, нежели например музыкальный стиль Аквариума, славящийся именно своим музыкальным исполнением и духом рок-н-рольной группы. За время выступлений Башлачев так и не создал своей рок-группы предпочитая все песни исполнять сам, под гитару.

Он был одним из наиболее значительных явлений, когда-либо возникавших на отечественном музыкально-поэтическом небосклоне. Его многослойные, полные неожиданных ассоциаций и отдаленных аллюзий, парадоксального юмора и виртуозной игры словами, смелых рифм и сложных размеров стихи-песни влюбляли с первого взгляда. В них пережитки прошлого и современность, былинные сюжеты и рок-н-ролл, высокая трагедия и откровенное скоморошество были на равных. И в тоже время он был удивительно простым и «непиарным», как сейчас принято говорить, человеком. Никакой публичности, никаких больших залов, никаких тусовок:
“Я не играю в залах, я играю тем, кто хочет меня слышать... Тот, кто зовет меня к себе домой — например, позовет в гости, соберет 20 — 30 человек, может и 50, я играю, меня принимают хорошо. Понимаете, самое главное, когда человек скажет: "Ты спел, и мне хочется жить". А вот когда человек говорит: "Мне не хочется жить" — я бессилен.” (Интервью для передачи Веселые ребята. 1986)
Он был беден. С 1985 года у СашБаша не было постоянной работы и своего места жительства. Скитания по чужим квартирам и домам, случайные заработки на “квартирниках”, непрекращающаяся бедность. На день рождения другу (БГ) он как-то подарил… полено!!! И отшутился — прости Боб, денег совсем нет, а полено это весело.
“Мы не встраивались в быт. У нас не получалось иметь квартиру и магазин под боком. Не получалось заработать деньги. Иногда мы просто жили на улице.” (Из воспоминаний его жены)
И в тоже время он был светлым человеком, искренним романтиком
“Искусство связано с любовью. Ты должен делать то, что любишь. Я имею в виду не формы, ты должен любить не формы, ты должен любить то, что ты любишь. И об этом петь. Если ты любишь что-то: женщину, родину, поле, траву, небо, — все, что угодно! — ты должен об этом петь. Понимаешь? И что-нибудь получится только тогда, когда ты честно поешь о том, что ты любишь. Ты не можешь врать в любви, любовь и ложь — это несовместимые вещи! Когда я люблю, я стараюсь находить такие слова, которыми мне не стыдно говорить о своей любви”. (Из интервью журналу Рокси)

За короткий промежуток времени (всего-навсего полтора года) Башлачев создал более шестидесяти песен, принадлежащих к его "золотому запасу". Хотя на формирование его стиля и поэтического языка, без сомнений, повлияла песенная поэзия Высоцкого и Галича, песни Гребенщикова и Науменко, поэтические эксперименты начала века и древнерусская эпическая поэзия, Башлачев создал свой собственный художественный мир.
По мнению многих (и моему в том числе), его музыка и песни были, как бы изнутри пропитаны русской самобытностью, так свойственной именно русскому человеку проблемой поиска своего места в жизни, проблемами веры и любви к родине.

“Я xочу сказать, что просто надо поискать корень своей души. Мы живем на русской земле и поэтому должны искать корень свой, русский”. (Интервью для передачи Веселые ребята. 1986)
“Русский рок? — Замечательный термин. Русский народный... А что, рок всегда народный. Рок — это Дух, а Дух — это что такое без народа? Что такое народ без Духа? Это мы уже видели.” (Интервью для передачи Веселые ребята. 1986)
“Вправе говорить — вот, собственно, ЗАЧЕМ-ЗАЧЕМ. Чтобы ответить на этот вопрос — ЗАЧЕМ? — человек занимается творчеством, позволяет своей душе говорить с другими людьми, дает ей голос свой.
И поэтому я буду отвечать на него всю жизнь. Каждой своей песней я пытаюсь ответить и каждым своим поступком, каждой встречей, просто — с утра и до вечера — каждый день! Это постоянно, это работа души — ответ на вопрос "В каком мире ты живешь? Каким ты его хочешь видеть?"
(из интервью с Алексеем Шипенко и Борисом Юхановым, Москва, 1986 год.)

В последний год своей жизни он явно испытывал внутренний кризис, причины которого остались не до конца ясны. Башлачева настигло чувство одиночества. Одиночество, от которого не спасла ни любимая девушка, ни мама, ни друзья. Именно тогда он пытался ходить в церковь, все время носил Евангелие (которое знал наизусть), в нагрудном кармане хранил старый потертый крест. Утром 17 февраля 1988, уже по возвращении в Питер, Александр Башлачев покончил с собой, выбросившись из окна квартиры, где он в то время жил, — похоже, что решение это было принято не под влиянием момента, а стало результатом долгого и мучительного выбора (хотя, по мнению некоторых его друзей, это был несчастный случай). Самоубийство (или нет) Башлачева до сих пор остается загадкой, версий на этот счет очень много.
“Я понял сразу, почему он выбросился в окно. Это беспроигрышный вариант. Головою вперед: вроде он вниз упал, а мне все видится другое — полет в небеса, резко запрокинуто его лицо, волосы развеваются, руки распростерты, глаза устремлены в неведомое…” (из воспоминаний одного из друзей. 1988 г.)

Уже после смерти Башлачева прозорливый БГ заметил изменения в направлении русского рока, на похоронах обронив фразу: «Вот все и закончилось». Закончилось время, когда через то, что мы за скудостью словарного запаса или из-за лени подбирать слова называем рок-музыкой, перестал выражаться дух времени.
А в восьмидесятых в России дух времени говорил с нами именно на этом языке. На языке Гребенщикова, Кинчева, Науменко, Башлачева, Цоя …
Спасибо тебе за твои песни СашБаш. В одной из песен ты сказал — “ведь совсем не важно от чего помрешь, ведь куда важнее для чего родился“. Пока мы тебя слушаем ты жив.

Автор — Князь33, соавтор — System_S
Отдельное спасибо Долине Магов за помощь в размещении статьи.
Спасибо за внимание. Следующая статья будет о Викторе Цое и группе “Кино”

Категория: История русского рока | Добавил: System_S (04.06.2008) | Автор: Князь33
Просмотров: 3566 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/12

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Долина Магов © 2019 Хостинг от uCoz